Большой мозг появился у предков человека благодаря насекомым

Большой мозг появился у предков человека благодаря насекомым
При дефиците фруктов и мясной пищи наши предки вынуждены были питаться муравьями, улитками и другими насекомыми. Придумывая, как извлечь эту пищу из труднодоступных мест, приматы серьезно усилили свои умственные способности, сообщает журнал Journal of Human Evolution. Выкапывание насекомых подстегнуло эволюцию высших когнитивных функций и подготовило почву для использования сложных орудий. К такому выводу американские ученые пришли после пятилетнего исследования обезьян-капуцинов Коста-Рики.
Большой мозг появился у предков человека благодаря насекомым
При дефиците фруктов и мясной пищи наши предки вынуждены были питаться муравьями, улитками и другими насекомыми. Придумывая, как извлечь эту пищу из труднодоступных мест, приматы серьезно усилили свои умственные способности, сообщает журнал Journal of Human Evolution. Выкапывание насекомых подстегнуло эволюцию высших когнитивных функций и подготовило почву для использования сложных орудий. К такому выводу американские ученые пришли после пятилетнего исследования обезьян-капуцинов Коста-Рики.

Эти приматы поедают насекомых круглый год, но больше всего — в сухой сезон, когда запасы их излюбленной пищи (спелые фрукты) иссякают. Улитки и жуки являются важным резервным источником питания. Капуцины также отличаются крупным мозгом (относительно массы тела). Антрополог Аманда Мелин (Amanda D. Melin) убеждена, что эти два факта взаимосвязаны. «Извлекать насекомых из-под коры, камней и подземных убежищ — сложное дело. Но если обезьяна с ним справится, она получит щедрую награду: белки и жиры, “топливо” для мозгов», — рассказывает биолог.

Когда дело доходит до использования орудий, не все капуцины созданы равными. У массивных Sapajus (хохлатые капуцины) это получается гораздо лучше, чем у грациозных Cebus.

Объясняется это, по мнению Мелин, тем, что обычные капуцины всегда жили во влажных тропических лесах, тогда как хохлатые мигрировали к более сухим территориям с умеренным климатом и более резкой сменой времен года (заметим, что предки человека также переселились из лесов в африканские саванны). Анализ митохондриальной ДНК показывает, что два рода разошлись около шести миллионов лет назад, в позднем миоцене.

В новой среде фруктов стало меньше, и пополнять свой рацион насекомыми стало для обезьян жизненной необходимостью. «Среди приматов, попавших в такие условия, усилился естественный отбор на сенсомоторный интеллект (ловкость рук, использование орудий, поиск нестандартных решений). Возможно, именно поэтому хохлатые капуцины применяют более сложные приспособления», — говорит Мелин.

Что же касается наших предков, то изотопный анализ костей как минимум одного гоминина (южноафриканский Paranthropus robustus) указал на смену рациона в зависимости от времени года. Многие антропологи говорят о том, что первые гоминины употребляли в пищу объекты, которые приходилось извлекать из труднодоступных мест — термитов, корни и клубни растений. Наконец, многие народы и сейчас поедают насекомых, особенно в условиях дефицита животной пищи. Так что извлечение жуков и термитов из труднодоступных мест подтолкнуло развитие уникальных для гоминин умений и навыков.